Хорошего дня!
18

Уралец, участвовавший в ядерных испытаниях СССР: За желание взглянуть на «гриб» мы платили зрением

29 августа, в Международный день действий против ядерных испытаний, ветеран подразделений особого риска рассказал «Комсомолке», как взрывали первые бомбы и что стало с солдатами после опасных экспериментов

Перед испытаниями ядерного оружия солдат учили рыть окопы, чтобы укрываться в них. Фото: из личного архива Валентина Парадеева

Опираясь на костыли, 88-летний Валентин Парадеев достает из книжного шкафа свой «дембельский» альбом. На одной из черно-белых фотографий девять вооруженных солдат в чистом поле.

- Это я в армии, - показывает Валентин Алексеевич. - Нас тогда три месяца учили окопы рыть. Во время испытаний ядерного оружия этот навык спасет нам жизнь.

В смертельно-опасных испытаниях Парадеев принимал участие дважды - оба раза в 1951 году. В первый раз бомба была подорвана на вышке. Во второй - сброшена на полигон с самолета… После подписания в 1963 году так называемого «Московского договора» все испытания стали проводиться под землей. Поэтому Валентин Парадеев сейчас один из немногих оставшихся ветеранов подразделений особого риска, кто знает, что происходит, когда ядерную бомбу взрывают на поверхности.

Сейчас Валентину Парадееву тяжело ходить. Он говорит, что ноги у него стали болеть после испытаний ядерного оружия.Фото: Алексей БУЛАТОВ

ДАЛИ РАСПИСКУ МОЛЧАТЬ

Когда началась Великая Отечественная война, Валентину Парадееву было 12 лет. Все мужчины из колхоза ушли на фронт. За старших остались женщины и дети. Валентину как самому ответственному из мальчишек доверили управлять трактором.

- Всю войну я на нем ездил, сеял, пахал, - вспоминает Валентин Алексеевич. - Весь хлеб мы сдавали государству. Все было для фронта, для победы. Я был человеком честным, трудолюбивым. Обо мне знали, что я никого не обману и не подведу, поэтому, когда попал в армию, меня записали в команду по испытанию ядерного оружия. Отбор туда был серьезный. Кого попало не брали.

Валентина Парадеева направили служить в Новосибирск. А летом 1951-го к ним в часть приехали московские начальники отбирать людей в секретную командировку.

- Отобрали 50 человек. Нас тогда предупредили, чтобы мы, пока в командировке, не писали писем ни близким, ни родным, ни друзьям, - рассказывает ветеран. - Мы дали расписку, что в течение 25 лет никому не расскажем про то, что видели и что делали во время командировки.

Порядка 50 солдат охраняли поезд, который вез ядерное оружие на полигон в 1951 году. Фото: из личного архива Валентина Парадеева

ОСОБО СЕКРЕТНЫЙ ЭШЕЛОН

В конце лета Валентина Парадеева с другими солдатами вывезли на окраину Новосибирска. Там вояк заставили взять под охрану железнодорожный состав.

- В нем было четыре пассажирских вагона и две платформы, на которых под тентом стояли легковые машины, - вспоминает испытатель. - В первом вагоне находился караул из солдат и офицеров. Во втором - командование эшелона. В третьем - столичное «большое начальство» и ученые. А четвертый вагон был огромным сейфом, внутри которого находилось еще несколько маленьких сейфов. Там хранились бомбы, ну или то, из чего их потом собрали на полигоне.

Солдатам строго наказали: лишних вопросов не задавать, в окна не смотреть.

- Только потом поняли, что нас в Казахстан повезли на Семипалатинский полигон. А до этого всю дорогу не знали, куда едем, - продолжает Парадеев. - Перед нами шел еще один поезд, у которого был всего один вагон, да и тот с песком. Он должен был принять на себя удар, если бы железнодорожные пути впереди были заминированы. Ехали мы почти без остановок, нам всю дорогу горел зеленый. Жили в «теплушке» - это такой вагон с трехъярусными нарами и печью-буржуйкой в центре. Лишь иногда эшелон останавливался, чтобы пополнить запасы воды и угля. Тогда все солдаты выскакивали на улицу с карабинами и брали поезд в оцепление. У нас был приказ: ближе 100 метров никого к составу не подпускать. Если какой мужик местный со станции приближался, мы ему кричали, чтобы он разворачивался, а не то стрелять будем.

ВЗРЫВ УНИЧТОЖИЛ ВСЕ ВОКРУГ

Секретный состав из Новосибирска добрался до Казахстана всего за два дня. Обычно такое расстояние поезда покрывали за пять дней. Территория вокруг полигона была огорожена тремя рядами колючей проволоки. После того, как поезд пересек эту границу, он остановился, и солдаты принялись выгружать из бронированного вагона сейфы с бомбами. Их спустили в специальный бункер. Спустя пять дней смертоносное устройство под охраной увезли в центр Семипалатинского полигона.

- Жили мы в палатках. А в день взрыва нас, солдат, поставили в оцепление, - вспоминает Валентин Парадеев. - Мы находились в пяти километрах от бомбы и должны были следить, чтобы никто не проник на полигон.

Валентин Парадеев служил в армии до 1953 года. После демобилизации он устроился шофером на екатеринбургский завод. Фото: из личного архива Валентина Парадеева

Незадолго до взрыва солдатам приказали выкопать неглубокие окопы. В них можно было укрыться только лежа. А перед самым взрывом солдаты услышали приказ - не подниматься из окопа, пока в небо не полетит красная сигнальная ракета.

- Уши мы заткнули ватой, чтобы не оглохнуть, - вспоминает Валентин Парадеев. - Когда бомба взорвалась, будто землетрясение началось. Нам запрещали смотреть на взрыв, но всем ведь интересно. Из-за этого у многих потом начались проблемы со зрением. Я тоже не сдержался. Ядерный гриб расходился в разные стороны. Он все заволакивал, поглощая солнечный свет. Стало темно. Держался «гриб» около часа, а потом исчез. Когда облако рассеялось, вокруг не осталось ничего: траву буквально стерло, а земля почернела.

- У вас были средства защиты от радиации?

- Мы стояли в простом обмундировании. Дозиметры были только у командования. До взрыва они нас проверяли и после взрыва тоже - озвучивали уровень радиации, и все. Цифры свои не помню, но у меня он был нормальный. После взрыва нас отправили в палатки. Через месяц прошло второе испытание. Мы тогда стояли уже за семь километров от эпицентра. В остальном все было так же. После второго взрыва нас погрузили в поезд и вернули в Новосибирск. Я служил до 1953 года. Потом демобилизовался и устроился на металлургический завод в Екатеринбурге шофером. И проработал там до пенсии.

Из 50 солдат, охранявших поезд с ядерным оружием в 1951 году, остались только двое. Фото: из личного архива Валентина Парадеева

ИЗ-ЗА РАДИАЦИИ ПОСТРАДАЛИ ДЕТИ И ВНУКИ СОЛДАТ

Все, что осталось от тех испытаний, - это нагрудный значок в виде ядерного гриба на щите поверх красной звезды, надпись «Участник испытаний» и подорванное здоровье.

- Во время взрывов такие отдачи были от земли, что у меня ноги заболели. И до сих пор болят, я еле хожу, - говорит Валентин Парадеев. - А когда я демобилизовался, нас пригласили на осмотр в Санкт-Петербург. Медики тогда сказали, что я все-таки получил облучение, из-за которого пострадают мои дети и внуки. (Вздыхает.) Сына я похоронил, когда ему было всего 35 лет. Он умер от рака. Внуков в армию не взяли из-за болезней ног.

- А вы в 1951 году могли отказаться и не ехать на испытания?

- Как можно?! Ведь Родину тоже надо защищать! Мы не жалели, что там были. Но понимаете, когда мы демобилизовались, у нас льгот разных было на семи страницах. Каждый год мы ездили в санаторий. Лечение было бесплатным. А потом нас вдруг поставили на общую очередь. Мы, оказывается, все вылечились. Из тех, кто в 1951 году был на Семипалатинском полигоне, осталось только двое в живых. А всего в Свердловской области из 500 людей, который принимали участие в разных испытаниях ядерного оружия, в живых осталось только 200. Каждый год умирает по 10 - 15 человек. А ведь в том числе и благодаря нам у страны появился такой надежный щит, что никто уже не посмеет на нас напасть.

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также